Богатство не было ключом к здоровью в Средневековье

Богатство не было ключом к здоровью в Средневековье

Обычная глиняная посуда, покрытая оксидом свинца, становилась в Средневековье атрибутом роскошной жизни. Такая посуда считалась красивой и за ней было легче ухаживать. Позволить ее себе могли лишь богатые семьи. Однако, к несчастью для них, хранение в таких сосудах соленых и кислых продуктов приводило к вымыванию свинца и попаданию этого металла в пищу. В дополнение к свинцу, зажиточные семьи в Средневековье часто контактировали с ртутью. Этот металл использовался при золочении, приготовлении красителей, а также как лекарство, особенно при лечении проказы и сифилиса. Свинец и ртуть являются токсичными, и тот факт, что средневековые семьи подвергались неблагоприятному воздействию этих веществ, показало исследование, проведенное Кааре Лунд Расмуссеном (Kaare Lund Rasmussen) и коллегами из Университета Южной Дании в Оденсе (University of Southern Denmark, Odense M, Denmark).

Ученые опубликовали результаты анализов останков 207 человек из шести кладбищ Северной Германии и Дании. Расмуссен и коллеги измерили содержание в костях свинца и ртути, и сравнили его с базовыми показателями. В зависимости от территории, а также от того, принадлежали ли останки горожанину или жителю сельской местности, превышение нормы варьировало. По оценкам ученых, в среднем 21% населения подвергались токсическому воздействию ртути, и более 35% свинца. Концентрации металлов в образцах тканей были выше для жителей городских районов, но и жители деревень не были застрахованы от рисков загрязнения. Чем богаче было кладбище, тем больше свинца содержали образцы, собранные в этом месте. Ученые подчеркивают, что в Средневековье у зажиточных горожан практически не было шансов избежать контактов с тяжелыми металлами. Значительная доля людей получали препараты ртути в качестве лекарств. Вывод об этом ученые сделали из анализа распределения элемента в разных тканях. В частности, в одном из образцов преимущественное превышение над фоновым уровнем было зафиксировано в тканях, которые формируются в позднем возрасте. Исходя из антропологического и химического изучения скелета, исследователи сделали вывод, что он принадлежал мужчине, и лечение пришлось на последние 3-10 лет его жизни. Против начальных ожиданий, ученым не удалось подтвердить корреляцию между видимой зажиточностью и уровнем медицинской ртути в останках. На концентрацию последней большее влияние оказывало географическое положение. Возможно, это было следствие разнородности медицинской практики и квалификации врачей того времени.