Индианаполиский самец

Индианаполиский самец

Сорок лет назад, обеспокоенные вымиранием черепах вида Chelonoidis hoodensis, которых на Галапагосах осталось всего два самца и дюжина самочек, зоологи национального парка привезли из зоопарка американского Сан-Диего самца по имени Диего. За несколько десятилетий популяция выправилась по численности, пятипудовый Диего благополучно проживал счастливую жизнь с шестью самочками. В 2010 году в черепашьей популяции проводилось генетическое исследование, которое показало всю мощь демографической деятельности Диего, ставшего отцом 800 и дедушкой 1200 черепашек, напрочь снявшую с повестки дня вопрос вымирания вида Chelonoidis hoodensis.

Пожилой репродуктолог из Индианаполиса руководствовался отнюдь не демографической проблемой, а жалостью к своим пациенткам. С 70-х годов он дарил одиноким женщинам радость материнства с помощью донорской спермы. По документам донорами были студенты-медики или молодые резиденты клиники, причём каждый даритель использовался не более трёх раз. В зрелом возрасте двое из не совсем естественно зачатых детишек совершенно независимо сделали генетический анализ в частной компании, где в банке данных им подобрали ещё по семь генетических родственников.

Списавшись друг с другом, они навестили доктора, который расчувствовался и сообщил названным братьям, что он их кровный папа. Двое других взрослых людей, тоже зачатых с помощью «пробирки» доктора Клайна, сделали полноценные анализы ДНК, и в базе данных им нашли почти семь десятков неблизких, но генетических родственников, состоявших в легальном родстве с доктором Клайном. Названные родственники не стали скрывать факт обретения отца от правосудия, которое заподозрило высокую вероятность наличия ещё нескольких десятков детей.

Сегодня 77-летний папаша обрёл восьмерых взрослых детей и находится под судом, но раздумал брать на себя вину за полсотни «подмен» донорской спермы на собственный биологический продукт. Временами он счастлив обретённым отцовством и не собирается извиняться, ведь его пациентки хотели быть мамами, от него получили реализацию мечты в лучшем виде и счастливо жили бы, если бы любопытство не подвело. Если бы доктор при отсутствии донорского материала не использовал собственный продукт, то мечта так бы осталась мечтою.

Репродуктолог искренне не понимает, какая женщинам разница кто был донором, если каждая получила долгожданного ребёнка. Теперь у детишек, младшенькому стукнуло 30 лет, есть названные братья и сёстры, можно надеяться на наследство от непутёвого папаши или получить алименты.