Не исключено, что обнаружение ESR2 в молочной железе может быть ошибкой методики

Не исключено, что обнаружение ESR2 в молочной железе может быть ошибкой методики

Открытие бета-рецептора эстрогена (ESR2) в 1990-х годах заставило ученых предположить, что воздействие на него позволит улучшить выживаемость при раке молочной железы (РМЖ). Ожидалось, что он позволит активно использовать эстроген-ориентированную терапию в дополнение к таким противоопухолевым препаратам как тамоксифен. Однако результаты исследований шведских ученых заставляют сомневаться в том, может ли ESR2 действительно быть терапевтической мишенью или усилия последних двух десятилетий были сосредоточены на ложном направлении.

Ученые из Университета Уппсалы (Uppsala University), а также Королевского технологического университета в Стокгольме (KTH Royal Institute of Technology) при содействии специалистов Мемориального центра по изучению рака Слоана в США (Memorial Sloan Kettering Cancer Center) обнаружили, что 12 из 13 антител, которые в настоящее время используются для обнаружения ESR2, на самом деле реагируют на совершенно другие белки, то есть имеет место быть ошибка методики. Одно единственное оставшееся антитело, известное как PPZ0506, обладает необходимой специфичностью, тем не менее, на практике с его помощью не получается найти следы рецептора ни в здоровой, ни в патологически измененной ткани молочной железы.

«Многие ложные выводы в течение этих лет могут быть вызваны недостаточной специфичностью антител в области иммуногистохимии», - говорит Сесилия Уильямс (Cecilia Williams), корреспондирующий автор исследования из Королевского технологического института в Стокгольме.

Выводы не были сделаны скоропалительно, ученые сравнивали эффективность различных антител на 44 разных типах тканей человека и затем идентифицировали белки с помощью масс-спектроскопии в масштабах, прежде не использовавшихся.

Они также изучили большие базы данных экспрессии генов, в том числе атлас генома рака, экспрессии генотипа-ткани и атлас белка человека, и отметили универсальное отсутствие РНК-следов ESR2 в тканях молочной железы.

«Наша работа позволяет улучшить проводимые исследования с использованием биологических препаратов или антител, а также разъясняет более ранние разногласия по поводу эстрогена и рака молочной железы», - говорит Уильямс.

«Серьезные проблемы, вызванные плохой проверкой антител, недавно уже привлекли к себе внимание крупных журналов, включая Nature, - говорит Анна Асплунд (Anna Asplund), исследователь из Университета Уппсалы. - Мы надеемся, что наша работа приведет к более тщательному изучению антител».

Альфа-рецептор эстрогена (ESR1) был первым и самым важным биомаркером рака молочной железы и позволял предсказать, какие пациенты реагируют на лечение антиэстрогенами.

Но около половины таких опухолей не реагируют на него или со временем становятся устойчивыми к препаратам. Считалось, что ERS2 имеет противоположный эффект для ERS1 и что бета-рецептор следует не блокировать, а, напротив, активировать при раке молочной железы.