Обнаружен механизм нечувствительности голых землекопов к боли

Обнаружен механизм нечувствительности голых землекопов к боли

Голые землекопы почти всегда живут под землей, колониями из сотен рабочих особей с одной королевой, словно в пчелином улье. Они роют километры тоннелей в поисках подземных клубней, при этом способны существовать в среде с настолько низким содержанием кислорода, что у человека развилось бы удушье, а для экономии энергии у них отсутствует регуляция температуры тела. Голые землекопы живут в десять раз дольше мышей, Они практически никогда не болеют раком и не ощущают боли при травме или воспалении.

Гэри Левин (Gary Lewin), ученый-невролог из Центра молекулярной медицины им. Макса Дельбрюка (Max Delbrück Center for Molecular Medicine) в Берлине, уже несколько лет изучает свойства голых землекопов. В 2008 году он обнаружил, что эти животные не ощущают боли при воздействии кислоты и не становятся более чувствительными к прикосновениям или повышенной температуре при получении травмы, как другие млекопитающие.

Ощущение боли связано с веществом под названием фактор роста нервов, которое высвобождается из клеток при повреждении или воспалении. Этот фактор связывается с белком (рецептором TrkA) на поверхности клеток, и таким образом «сообщение о боли» передается по всей клетке. У человека и других млекопитающих такой сигнал повышает активность ионного канала TRPV1, в результате чего клетка становится более чувствительной к прикосновению или теплу.

Поскольку изучение живых землекопов представляет некоторые сложности, Гэри Левин стал выделять отдельные нервные клетки этих животных, чтобы понять молекулярный механизм нечувствительности грызунов к боли. При этом он оценивал болевые механизмы голых землекопов и обычных крыс. Оказалось, что TrkA голых землекопов менее эффективно активируют ионный канал TRPV1 по сравнению с TrkA крыс. При сравнении последовательности аминокислот белка голого землекопа исследователи обнаружили, что три из этих белковых «строительных блока» отличались от крысиных, что и привело к неспособности рецептора ретранслировать болевой сигнал. Это помогает животному быть менее восприимчивым к боли и выживать в экстремальных условиях обитания. Кроме того, небольшое количество нервных клеток требует меньше энергии, что также важно в условиях частого голодания.

«Подобные дефекты встречаются и у людей, говорит Клиффорд Вульф (Clifford Woolf), нейробиолог Бостонской детской больницы (Boston Children’s Hospital) и Гарвардской медицинской школы (Harvard Medical School), не принимавший участия в исследовании. Однако нечувствительность человека к боли это не облегчение, а катастрофа, потому что тело не может определить боль, а значит, отреагировать на опасность».

«Если мы сможем использовать этот механизм у человека, то получим новые способы лечения боли, отмечает Лорне Менделл (Lorne Mendell), невролог из Государственного университета штата Нью-Йорк (State University of New York). Традиционные методы нередко сопряжены с побочными эффектами: например, используемые для лечения артрита препараты, нейтрализующие фактор роста нервов, порой приводят к дальнейшему повреждению сустава. Если же влиять на рецептор к фактору роста нервов, удастся снизить вероятность развития этого нежелательного явления».