Три ёлочных пришествия

Три ёлочных пришествия

Изменив летоисчисление с 7208 года на 1700 от рождества Христова, Пётр I распорядился достойно отпраздновать Новый год в числе прочего «у домов нарочитых духовного и мирского чина перед вороты учинить некоторые украшения от древ и ветвей сосновых и можжевеловых, а людям скудным каждому хотя по древцу или ветке на вороты или над храминою своею поставь». Но ёлки ставить не велел, в то время в Москве они были только в лютеранских семьях Немецкой слободы.

Отстроив Петербург, Пётр стал устраивать там новогодние балы-маскарады, не без ёлочки, хотя пока её не признавали символом праздника, считая совсем не православной городской забавой. Еловые ветки навевали на россиян печаль, ими устилали погосты, а «идти под ёлку» означало поход в кабак, зимой крыши большинства питейных заведений украшались ельником.

Пришествие новогодней красавицы было обставлено по-царски, в 1817 году молодая супруга великого князя Николая Павловича Александра, в девичестве принцесса Шарлотта, новогодний стол стала украшать еловыми ветками. А через 2 года в Аничковом дворце установили большую ёлку. В сочельник 24 декабря 1825 года в Петербурге ёлку поставили «для публики», с той поры начали выписывать заграничные ёлочные украшения, а члены императорской фамилии ездили с поздравлениями подданных на новогодние мероприятия.

Первая мировая война положила конец «германскому засилью», к коему причислили и праздник с традиционной ёлкой. Святейший Синод и император Николай II традицию назвали «вражеской» и запретили. Второе пришествие новогодней пушистой красавицы устроили после революции большевики в знак солидарности с германским пролетариатом. Ленин ёлку любил, вождь лично устраивал детский праздник в Сокольниках, и даже на смертном одре в Новый 1924 год в Горках была соблюдена традиция.

Но соратники Ильича с 1926 года признали украшение ёлки антисоветским и «поповским», с чем XV партийный съезд объявил активную борьбу. Третье пришествие ёлки случилось через 8 лет в канун 1935 года с инициативы секретаря украинского ЦК ВКП(б) Постышева, которого поддержал сам Сталин. К празднованию Нового 1936 года ёлку успели поставить только в Колонном зале дома Союза, а уже следующие новогодние праздники непременно сопровождались ёлкой. И в Великую отечественную Кремлёвская ёлка встречала детишек.